Эконовости О компании Издания и
проекты
Авторам Реклама Подписка Контакты Архив Полезные
ссылки
       
 
№1,2007: Экологические проблемы

<< Содержание номера
<< Архив


[RUS] / [ENG]
Экологические проблемы
А.Д. Урсул, А.А. Энгель. Экология, безопасность, устойчивое развитие
Показано, что обеспечение безопасности в перспективе необходимо будет в основном осуществлять не с помощью средств защиты, а через устойчивое развитие. Становление ноосферы (сферы разума) также будет реализовываться через устойчивое развитие и в статье анализируются проблема обеспечения безопасности на различных этапах ноосферогенеза.

Довольно часто можно встретить точку зрения о том, что смысл человеческой жизнедеятельности заключается в обеспечении ее безопасности. Например, В.И. Ярочкин пишет: «На протяжении многих веков в процессе своего существования человек задавался вопросом о смысле жизни. Многие философы и ученые из иных областей знания считают, что смысл жизни, цель деятельности человечества заключается в продолжении человеческого рода, обеспечении условий для поддержания и существования жизни людей. Достижение этой цели предопределяет необходимость и актуальность проблемы обеспечения безопасности жизнедеятельности людей, обществ, государств и человечества в целом» [1, с. 24].
С подобной точкой зрения можно согласиться, однако не в полной мере, поскольку смысл жизни вообще и человеческой, в особенности, конечно, гораздо более многогранен. В принципе все это многообразие можно разделить на две наиболее общие и взаимосвязанные сферы жизнедеятельности человека и человечества, которые были определены как развитие и безопасность [2]. Поэтому обеспечение безопасности – это одна сторона существования человека и человечества, а развитие – это другая сторона, на которую до сих пор обращали основное внимание.
Между тем проблемы безопасности играют все большую роль в различных сферах человеческой жизнедеятельности и требуют все больше средств, усилий и времени на обеспечение нормальной жизнедеятельности каждой личности, общества, государства и всего человечества. Появились качественно новые опасности и угрозы в процессе исторического развития и в особенности в результате появления глобальных проблем и развертывания глобализации.
В условиях глобализации появились качественно новые угрозы и опасности, которые свидетельствуют о необходимости развертывания социально-планетарных процессов через переход к устойчивому развитию. Именно такой переход может существенно уменьшить негативные последствия процесса глобализации и помочь отвести угрозы существенного обострения глобальных проблем, реализуя цели выживания цивилизации и сохранения биосферы. Именно эти цели ставит переход к устойчивому развитию, но в процессе, а точнее - в результате этого перехода произойдет становление ноосферы (сферы разума), которую можно считать одной из исторических целей человечества. Мы полагаем, что именно в ноосфере утратит экзистенциальное раздвоение общих целей на развитие и обеспечение безопасности.
Понятие ноосферы в литературе по проблемам безопасности иногда употребляется в качестве синонима понятия «социосфера», как, например, в монографии В.И. Ярочкина. «Секьюритология – наука о безопасности жизнедеятельности». Так, рассматривая направления исследований в области секьюритологии на иерархических уровнях, он полагает, что обострение таких глобальных проблем как демографическая, энергетическая, экологическая и ряда других может привести в возникновению мировых войн, в том числе ядерной, способной уничтожить ноосферу [1].
В этом случае речь идет (а это следует и из контекста употребления термина «ноосфера» в других местах его книги) о трактовке ноосферы как уже существующей сферы разума на планете, и в этом смысле исследования по обеспечению «безопасности ноосферы» как их высшего иерархического уровня свидетельствуют о том, что ноосфера мыслится как уже нечто существующее. Однако мы понятие ноосферы толкуем по иному, как сферу разума, в которой существует ноосферный глобальный общечеловеческий интеллект. Но этого, в настоящее время не существует и поэтому речь может идти (если иметь в виду ныне существующее состояние) лишь об обеспечении безопасности социосферы.
Для того, чтобы обеспечить безопасность ноосферы, необходимо ее сформировать и этот переходный процесс также следует обезопасить; причем решение проблем безопасности должно будет идти через переход к устойчивому развитию
В принципе существует противоречие между обеспечением безопасности и процессами развития и «канализированность» этих последних императивами и целями безопасности [4]. Обеспечение всех видов и форм безопасности и в особенности глобальной безопасности реализуется через переход к устойчивому развитию на всех иерархических уровнях – от локального до планетарного. Причем при переходе к устойчивому развитию и последующему ноосферогенезу возможно созидание наиболее безопасного общества, которое с помощью опережающего и глобального управления сформирует сферу разума.
В процессе решения проблем безопасности должна обеспечиваться защищенность жизненно важных интересов или потребностей субъектов этого обеспечения от возможного уменьшения пользы или причинения вреда.
Опасности по своим проявлениям могут иметь различные уровни и масштабы и в ходе нашего исследования важно выделить, прежде всего, глобальные и космические опасности и угрозы. Различие между глобальными и космическими угрозами и опасностями можно видеть в связи первых с деятельностью всего человечества в природной среде (либо со стихийными процессами на планете), а вторых – с процессами планетарно-космического характера, т.е. в этом случае угроза идет от естественных космических воздействий и антропогенной (либо иной) деятельности вне Земли.
Опасности, связанные с глобально-планетарными процессами, в случае их обострения, таят в себе угрозу гибели человечества, а иногда и всего живого на планете. С точки зрения приоритетности угроз и опасностей признается, что более масштабная опасность (либо угроза как более конкретная и реальная форма опасности), оказывается наиболее важной. Если опасность (угроза) имеет планетарный масштаб, то она относится ко всему живому и разумному, обитающему в биосфере. По масштабности и приоритетности можно их ранжировать в следующем порядке: космические, планетарные, региональные, национальные (государственные), локальные, частные, индивидуальные (личностные).
Выделение приоритетности опасностей и угроз по масштабам их действия связано с одним из принципов обеспечения безопасности в модели устойчивого развития. Согласно этому принципу, обеспечение безопасности более обширной системы приоритетнее обеспечения безопасности входящих в нее подсистем и компонентов. Принцип приоритетности обеспечения глобальной безопасности в значительной степени противоречит тем действиям и усилиям, которые в своей практической деятельности предпринимают большинство правительств стран мирового сообщества, руководствуясь императивами модели неустойчивого развития. Противоречие этих последних принципов выживанию человечества как целого не осознается многими лицами и органами принимающими решения, поскольку их мировоззрение и деятельность ограничены видением лишь модели неустойчивого развития, когда выживание тех или иных государств происходило за счет других, а также за счет деградации экосистем биосферы.
В экономоцентрической модели неустойчивого развития действует принцип приоритетности обеспечения прав свобод и безопасности отдельного человека. Но при этом не учитывается, что в полной мере эта модель на любом уровне не может обеспечить эту безопасность, поскольку более опасной является именно эта более широкая система. Ведь при наличии разума и нормального поведения у большинства недевиантных и немаргинальных человеческих индивидов все человечество устремляется по катастрофической траектории к своему трагическому концу. Этого не было бы, если бы глобальная социоэкосистема была столь же «разумна» (либо даже более разумна), чем отдельно взятый среднестатистический землянин.
Это противоречие между сознанием экономоцентрически ориентированным человеком и требованиями становления ноосферы именуется ноосферным противоречием [6]. Его разрешение видится в «оразумлении» более широких сфер общества вплоть до всего человечества. Это должно происходить как в результате совершенствования (ноосферизации) сознания каждого человека, так и созидания ноосферного интеллекта, который оптимизировал бы как отношения внутри социума, так и между ним и природой.
Появление новых угроз и опасностей – это неизбежное следствие любого процесса прогрессивного развития, по пути которого идет процесс самоорганизации любых социальных и социоприродных систем. Ведь самоорганизация как усложнение, как поступательно-восходящее развитие происходит главным образом за счет окружающей среды – как социальной, так и природной. А ведь именно там скрываются разного рода процессы и силы, представляющие разного рода вызовы, угрозы и опасности, которые необходимо либо предотвращать, либо от них защищаться, всеми возможными способами обеспечивая безопасность той или иной системы.
В рамках пары категорий «развитие» и «безопасность» важно выявить степень их взаимосвязи в той или иной системе (модели) развития. Чем более тесная связь процессов прогрессивного развития и обеспечения безопасности, тем устойчивее становится самоорганизующаяся система, и это зачастую гарантирует ее сохранение даже после неизбежных бифуркаций. Это оказывается возможным в случае реализации социальной или социоприродной системой устойчивого развития, где безопасность обеспечивается через прогрессивное развитие, а не с помощью защитных средств, которые не только охраняют систему от деструктивных внешних воздействий, но и в определенной степени «закрывают» систему от полезных воздействий внешней среды, делая ее либо «полуоткрытой», либо «полузакрытой». Понятно, что возможности поступательного развития подобной системы окажутся менее эффективными, чем для открытой системы, использующей механизм обеспечения безопасности через устойчивое развитие [7]. Причем переход к устойчивому развитию следует видеть не только в том, что выполняются экологические императивы, но и в том, что реализуется баланс между компонентами и отношениями в системе как в плане обеспечения безопасности, так и развития.
Речь идет об обеспечении все более тесной взаимосвязи развития и безопасности, начиная от индивидуально-локального через национально- региональный до глобально-планетарного уровней. И на этой иерархической вертикали необходимо также соблюдать принцип баланса жизненно важных интересов личности, общества, государства и мирового сообщества в целом. Сюда следует добавить и принцип коэволюционно-консенсусной взаимосвязи обеспечения безопасности на всех этих иерархических уровнях, причем не только через защиту жизненно важных интересов всех систем и их подсистем, но и через другие формы обеспечения их безопасности. При этом должен действовать иерархический принцип, упомянутый выше, согласно которому обеспечение безопасности более широкой системы оказывается предпочтительнее обеспечения безопасности входящей в нее подсистемы.
Этот принцип иерархических приоритетов является усредненно-макроскопическим, поскольку он действует в определенной статистической совокупности систем и их подсистем. В отдельных случаях происходит отклонение от этого принципа, когда уровень угрозы для подсистемы оказывается выше этого уровня для более широкой системы, что достаточно очевидно из соображений здравого смысла. Обеспечение безопасности оказывается в более общем случае более приоритетным для тех систем, которые подвергаются большим рискам и опасностям, если они могут быть выявлены.
Впрочем и для более неопределенных опасностей существует предложенный на Конференции ООН по окружающей среде  и развитию (1992 г.) принцип упреждения или предосторожности, который в «Рио-де-Жанейрской декларации по окружающей среде и развитию» формулируется следующим образом (Принцип 15): «В целях защиты окружающей среды государства в соответствии со своими возможностями широко применяют принцип принятия мер предосторожности. В тех случаях, когда существует угроза серьезного или необратимого ущерба, отсутствие полной научной уверенности не используется в качестве причины для отсрочки принятия экономически эффективных мер по предупреждению ухудшения состояния окружающей среды» [8].
Принцип упреждения является одним из принципов обеспечения безопасности через устойчивое развитие и является примером возможных опережающих действий при отсутствии полной научной информации. Ярким примером реализации этого принципа являются подписание и реализация Киотского протокола, который вступил в действие после его ратификации Россией.
Появление понятия «устойчивое развитие», как часто считается, тесно связано с экологией, в основном с обеспечением экологической безопасности, охраной окружающей среды, что и было продемонстрировано на Конференции ООН в Рио-де-Жанейро. Многие экологи даже считают, что все, что делается в области экологии полностью направлено на обеспечение целей устойчивого развития. Между тем это далеко не так и очень многие экологические мероприятия в ходе их реализации в локальной экосистеме улучшали экологическую ситуацию, ухудшая ее в глобальном масштабе. Однако переход к устойчивому будущему возможен только в планетарном масштабе и поэтому глобальные цели и императивы устойчивого развития – сохранение биосферы и выживание в ней человечества оказываются более приоритетными для перехода к этому типу развития, чем локальные цели и требования. На проблемы экологии на всех уровнях с началом реализации стратегии устойчивого развития следует смотреть совершенно по иному, чем ранее.
Здесь следует отметить, что концепция устойчивого развития сформировалась не только исходя из очевидных императивов экологии и экологической безопасности, но и благодаря введению идей обеспечения безопасности в теорию развития. Даже одно из наиболее известных определений понятия «устойчивое развитие» в существенной степени сформулировано в терминах концептуальной системы проблематики безопасности. Это определение, согласно книге «Наше общее будущее», формулируется следующим образом: «Устойчивое развитие – это такое развитие, которое удовлетворяет потребности настоящего времени, но не ставит под угрозу способность будущих поколений удовлетворять свои собственные потребности» [9].
Это определение понятия устойчивого развития мы далее сравним с понятием безопасности, которое определено в федеральном законе «О безопасности», где сказано: «Безопасность – состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз» [10].
К этому определению далее в том же законе примыкает определение другого понятия: «жизненно важные интересы – совокупность потребностей, удовлетворение которых надежно обеспечивает существование и возможность прогрессивного развития личности, общества и государства».
Из сравнения этих двух основополагающих понятий следует, что обеспечение безопасности необходимо для того, чтобы государство, общество и личность имели возможность надежного существования и своего прогрессивного развития. Получается, что понятие устойчивого развития (как это следует из концептуального сравнения упомянутых выше определений) может быть определено как обеспечение безопасности существования и прогрессивного развития как нынешних, так и будущих поколений.
Мы подобный вывод сделали, исходя из того, что понятия «жизненно важные интересы» и потребности в существенном для нас смысле совпадают, хотя между ними существуют отличия. Вполне понятно, что при переходе к устойчивому развитию необходимо удовлетворять как все необходимые потребности, так и жизненно важные интересы существующих и будущих поколений землян, коль скоро ставится цель выживания человечества и неопределенно долгого его развития.
Таким образом, можно сделать вывод о том, что в формировании концепции устойчивого развития четко прослеживаются два направления. Одно связано с проблемой экологии (и экологической безопасности), а другое – с более широкой трактовкой понятия безопасности – не только в экологическом смысле, а включая удовлетворение всех (и прежде всего жизненно важных) интересов и потребностей. И речь, конечно, может и должна идти не просто о защите этих потребностей и интересов (хотя это наиболее распространенная форма обеспечения безопасности), но и о других формах этого обеспечения, например, об опережающих действиях, направленных, например, на устранение источника угрозы либо опасности, уход от нее и т.д.
Однако наиболее эффективный способ обеспечения безопасности заключается в том, что безопасность необходимо обеспечивать либо через прогрессивное развитие, либо через нейтрально-одноплоскостное, что не допускает причинения вреда системе, которая только в этом случае не будет деградировать [11].
Устойчивое развитие отличается от неустойчивого именно тем, что в первом либо отсутствуют регрессивно-деградационные процессы в системе – объекте безопасности – либо они сведены к такому минимальному уровню, который дает возможность этой системе сохраниться и далее эволюционировать через самоорганизационные процессы. В этом смысле устойчивое развитие – это безопасный тип развития, в отличие от опасного типа – неустойчивого развития. Поэтому самое короткое определение понятия устойчивого развития – это безопасное развитие. Может быть, безопасное развитие – это и есть наиболее адекватный по содержанию английского термина «sustainable development» (но не лингвистический)? Однако ранее было высказано мнение, что этот перевод мог бы звучать и как «ноосферное развитие» [12]. Это последнее относится, скорее всего, к заключительному этапу этого переходного процесса, когда он завершается становлением сферы разума, которая, как теперь стало понятным, никаким иным путем не может быть создана как только через устойчивое развитие.
Вместе с тем, вряд ли можно возражать и против словосочетания «устойчивое развитие», которое к тому же стало общепринятым. Неприятие такого словосочетания, которое до сих пор встречается в литературе по устойчивому развитию, вызвано на наш взгляд, весьма простым философско-методологическим «недоразумением». Дело в том, что некоторые авторы считали, что развитие – это всегда лишь изменение и оно никак не связано с сохранением этой же системы. Никто из авторов, выступающих в силу этого против термина «устойчивое развитие», не потрудился проанализировать как сочетаются в понятии развития (а тем более устойчивого развития) моменты изменения и сохранения. Между тем, оказалось, что в любой развивающейся системе что-то обязательно сохраняется, а что-то изменяется. Причем в прогрессивно развивающихся системах через самоорганизацию происходит сохранение и накопление структурной информации, т.е. действует информационный критерий и вектор, принявший перманентное продолжение на магистрали универсальной эволюции [11]. Поэтому устойчивое развитие обязательно предполагает сохранение системы (либо ее системообразующей части), что и достигается различными гомеостатическими механизмами для низших ступеней эволюции материи (принцип Ле-Шателье-Брауна) либо средствами обеспечения безопасности для высших – кибернетических систем (биологической и социальной ступенями). Поэтому безопасное развитие – это вместе с тем и «устойчивое» развитие, поскольку обеспечение безопасности предполагает надежное и устойчивое существование системы (отсутствие причинения ей вреда и разрушений) и возможность дальнейшей эволюции через самоорганизацию либо кибернетические формы организации, связанные с управлением извне.
Поэтому, когда в книге В.И. Ярочкина мы читаем, что: «проблема безопасности и устойчивого развития общества волновала человечество всегда» [1, с. 29], то, конечно, речь идет не о современном понимании устойчивого развития (кстати, в своей книге этот автор нигде больше не использует словосочетание «устойчивое развитие»), а в том смысле, что устойчивое развитие употребляется в смысле безопасности (см. также фразу «устойчивое состояние системы по отношению  к неблагоприятным воздействиям» [1, с. 28]), т.е. безопасного развития. Получается, что в каком-то смысле обыденное употребление словосочетания «устойчивое развитие» начало сближаться с его научно-концептуальной экспликацией. В свете сказанного получается, что идея о неудачном переводе понятия «sustainable development» оказывается надуманной и потому неприемлемой. Это понятие прочно вошло в социально-информационные коммуникации и научные исследования и можно предположить, что оно станет одним из наиболее употребляемых терминов в XXI веке и других столетиях нынешнего тысячелетия.



<< Содержание номера
<< Архив

Дата последнего обновления: 17:09:37/30.04.19
   
     
       
 
ИАА "Информ-Экология"


   
     
 
       
 
Министерство природных ресурсов Российской Федерации


   
     
 
       
 
Счётчик


   
     
 
© Designed&Powered by 77mo.ru. 2007. All rights Reserved.